Осенний Лёва. Минаев Б.
Я стоял в подъезде и смотрел на дождь. Дождь лил уже второй или третий день. Мама не пускала меня гулять.
 
Тогда я пообещал ей, что буду стоять в подъезде, а на улицу не пойду.
— Нет, ну ты можешь, конечно, надеть капюшон, резиновые сапоги и постоять на улице пять минут! — недовольно сказала мама, отпуская меня. — Но вряд ли ты захочешь! Льёт как из ведра...
Я послушно напялил капюшон, резиновые сапоги и даже взял зонтик. Но стоять в таком виде на улице мне совершенно не хотелось. Гораздо интереснее было наблюдать за дождём из подъезда. На улице дождь был холодный, мокрый и противный. А здесь, в подъезде — шумный, большой, весёлый. Только его было плохо видно. Я всё время приоткрывал дверь — не настежь, а так, наполовину, и смотрел на дождь, придерживая дверь одной рукой или одной ногой. Вошёл дядя Паша со второго этажа.
— Ты чего тут делаешь? — спросил он, отряхиваясь и удивляясь.
— На дождь смотрю, — сказал я, опять приоткрывая дверь наполовину.
Дядя Паша стал смотреть вместе со мной. Он закурил и задумался.
Вошла Ольга Алексеевна, участковый врач.
— Вы что, ключ от квартиры забыли? Идёмте ко мне! — взволнованно обратилась она к дяде Паше, который курил и стряхивал пепел — туда, на улицу.
— Да... Нет, мы просто на дождь тут смотрим, с Лёвой! — подумав пару секунд, твёрдо отказался дядя Паша.
— Можно я с вами? — кокетливо спросила Ольга Алексеевна. Мы с дядей Пашей пожали плечами — мол, пожалуйста, подъезд общий. Ольга Алексеевна прислонилась к батарее и стала смотреть — то на дождь, то на дядю Пашу. Я пытался сосредоточиться. Эти двое, конечно, мне немного мешали — но с другой стороны, и дождь стал как-то повеселее. Он падал отвесно, как скала, в воздухе стояла мокрая пыль, и жёлтые листья превращались в текучую жёлтую труху, и текли потоком куда-то прочь.
— Просто кошмар! — вздохнула Ольга Алексеевна. — Столько больных! Все сморкаются, чихают! Тихий ужас!
— Ну почему же кошмар... — сказал дядя Паша. — Просто осень. — И зачем-то повторил: — Просто осень, и всё тут. Ну, мне пора.
 
Он выбросил сигарету, вежливо поклонился нам с Ольгой Алексеевной и медленными шагами поднялся на второй этаж.
— Просто осень, — повторила Ольга Алексеевна. — Простудишься! Хотя бы дверь закрой... Дует.
— Я на дождь смотрю, — повторил я. — Вы что, мне не верите?
— Верю-верю! — сказала Ольга Алексеевна и ещё раз заглянула туда, где второй или третий день падал бесконечный дождь. В подъезде было сумрачно, сыро и уютно. Вошёл Серёгин папа, шофёр.
— Вы что тут делаете? — спросил он. — Зачем дверь держите? Случилось что-то? «Скорую помощь» ждёте?
— Нет-нет! — сказала Ольга Алексеевна. — Мы на дождь смотрим!
— Чего-чего? — не понял Серёгин папа. — А... Гуляете?
— Смотрим! — сказала Ольга Алексеевна.
 
Серёгин папа тоже стал смотреть.
— Да... — сказал неопределённо. — Стихия!
 
Тут спустилась моя мама, в тапочках и в халате.
— Лёва! — строго сказала она. — Ты сказал: пять минут.
— Сейчас-сейчас, — виновато откликнулась Ольга Алексеевна. — Тут дождь. Мы просто смотрим. Как он идёт...
— А как он идёт? — удивилась моя мама. И тоже стала смотреть, подойдя к нам поближе.
 
Тут с последнего этажа спустился студент. Никто не знал, как его зовут, потому что он переехал недавно.
Студент решительно направился к двери.
— Вы куда? — с ужасом спросили все мы.
— Я туда! — сказал он и захлопнул за собой дверь. И исчез в дожде.
— Ну ладно! — сказала моя мама. — Погуляли, и хватит.
— Ой, мне тоже пора! — спохватилась Ольга Алексеевна.
 
А Серёгин папа просто молча затопал наверх.
Но я открыл дверь и снова стал смотреть на дождь. За это время он изменился. Потемнел. Или позеленел?
Это люди включили фонари.
— Я ещё посмотрю! — прошептал я. — А вы идите...
— Может, ему стул принести? — посоветовалась с мамой Ольга Алексеевна.
— Может, ему подзатыльник дать? — ответила мама. — Сколько можно моё терпение испытывать? Ну, нельзя сейчас гулять, русским языком же сказала...
— Да ладно, пусть смотрит... Всё-таки свежий воздух... — попросила вместо меня Ольга Алексеевна.
 
И я опять остался один. Вместе с дождём. Он как-то облегчённо вздохнул и постепенно стал уменьшаться. А потом совсем уменьшился. Я натянул капюшон и вышел на улицу. Стемнело почти совсем — зажглись окна в нашем доме. Но дождя не было.
— Спасибо! — сказал я. Гулять мне оставалось, наверное, минуты две.
— Пожалуйста! — вздохнул дождь.
 
И под фонарём пробежала кошка. Быстрая, как жизнь.
10
Average: 10 (1 vote)
Понравилось? Расскажи об этой странице друзьям!

Сайт развития ребенка Умные дети

На сайте развития ребенка вы найдете полезную информацию о обучение детей, о развивающих игр для детей, о раннем развитии ребенка, интересные статьи, а также полезные материалы для обучения. Все это на портале развития ребенка Умные дети.

Осенний Лёва. Минаев Б.